Четверг, 25.05.2017, 13:30
Приветствую Вас Гость | RSS

САЙТ О СТАНИЦЕ ВОРОВСКОЛЕССКОЙ

Меню сайта
Форма входа

Региональные особенности современных миграционных процессов на Северном Кавказе (Ч.2)

Соловьёв И.А. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННЫХ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ /автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук / Ставропольский государственный университет. Ставрополь, 2004

(при использовании материалов ссылка на авторство обязательна)

(Первая часть: http://vorovskolesskaja.narod.ru/index/avtoreferat/0-676)

Остальные территории края относятся ко второму типу (18 городов и районов). Низкий миграционный прирост отмечается: 1) в городах-курортах, где его величина продолжает сдерживаться административными мерами, но и немаловажную роль играет экономический фактор – в условиях кризиса значительно снижается  миграционная  привлекательность курортов; 2) во всех ведущих промышленных центрах края (Ставрополь, Невинномысск, Георгиевск, Буденновск, Минеральные Воды) и некоторых малых городах (в условиях кризиса промышленные предприятия сокращали численность работающих, росла скрытая безработица и т.д.); 3) в восточных районах, в большинстве из которых в прошлом наблюдался миграционный отток (Нефтекумский, Апанасенковский). Как в целом Ставропольский край, так и эти районы заселяются преимущественно мигрантами из Чечни, а также из стран Закавказья, особенно в связи с событиями в Нагорном Карабахе и других районах (рис.).

Рис. Миграционная и демографическая ситуация в Ставропольском крае и Карачаево-Черкесской Республики, 1980-2002 гг.

Начиная с 1993 г., в республике обозначился отток населения, и прежде всего, русскоязычного. На этом этапе обострение межнациональных отношений обусловило четко выраженные этнические особенности миграции населения. С этого времени формируется главный пространственный контраст в миграционном «ландшафте» республики, между  её «русскими» и «национальными» районами.

В Карачаево-Черкесии, в условиях миграционной убыли населения, изменение территориальных особенностей миграции привело к снижению миграционного прироста в Черкесске и перемещению его во II тип. Кроме того, в трех районах, населенных преимущественно русскими, сформировался низкий миграционный прирост – Зеленчукский, Урупский, Прикубанский районы), в первую очередь, обусловленный расселением на их территории вынужденных мигрантов. На большей части территории республики по-прежнему отмечался низкий миграционный отток населения (III тип) – г.Карачаевск, Адыге-Хабльский, Карачаевский, Малокарачаевский районы, а также перешедшие из 4 типа Усть-Джегутинский и Хабезский районы.

Таким образом, на протяжении этого периода миграционный прирост отмечался на всех территориях Ставрополья, причем преобладали города и районы с высоким миграционным приростом. В республике, теряющей население, напротив, доминировали территории с низким миграционным оттоком населения.

На втором этапе, отличающемся значительными масштабами вынужденной миграции, в большинстве населенных пунктах сельских районов (не только в райцентрах, как раньше, но и в центрах сельских  администраций, а также рядовых сельских поселений) отмечается миграционный прирост, за исключением Курского района, граничащего с Чеченской Республикой.

На третьем этапе на Ставрополье, в условиях резкого сокращения миграционного прироста, произошло усиление территориальной дифференциации показателей сальдо миграции. При этом в крае осталась только одна территория с высоким миграционным приростом (I тип) – Михайловск, привлекающая мигрантов благодаря соседству с краевым центром. В основной части городов (17 из 19) и сельских районов (19 из 26) края отмечается низкий миграционный прирост (II тип). В отличие от прошлых этапов, в число городов, теряющих население в ходе миграции, впервые вошли Пятигорск и, как в 1980-е гг., Нефтекумск. Низкая миграционная убыль (III тип) – сложилась в 7 сельских районах восточной части края (Нефтекумский, Туркменский, Левокумский и др.). Причиной развития миграции такого характера в этой части края является не только социально-экономическая ситуация, но и близость Чечни.

Главными специфическими чертами миграции в Карачаево-Черкесии на третьем этапе являются, во-первых, усиление оттока населения в 3,8 раза с 1995 по 2002 год, что объясняется нестабильной межэтнической и социально-экономической ситуацией в республике,  особенно во время выборов президента  республики в 1998-1999 гг.;  во-вторых, рост внутриреспубликанской миграции по направлению  «село-город».

В этих условиях в Карачаево-Черкесии выявлено только 3 типа территорий: II тип отмечался только в Черкесске, в который направлены внутриреспубликанские миграционные потоки.  «Русские» районы по мере спада вынужденной миграции стали  терять население и перешли в группу с низким миграционным оттоком населения. К III типу по-прежнему относится большинство районов республики (7 из 8). В связи с усилившейся в это время миграцией титульного населения (карачаевцев, черкесов, абазин)  Карачаевск и Карачаевский район оказались  в числе территорий  IV  типа.

В течение третьего этапа основной особенностью миграции населения по-прежнему на Ставрополье являлось доминирование территорий, имеющих положительное  сальдо миграции, а в Карачаево-Черкесии преобладали территории с отрицательным миграционным приростом.

Исследование миграционного прироста на локальном уровне показало, что на третьем этапе, в условиях резкого сокращения сальдо миграции в крае, миграционный прирост не всегда приходится на центры сельских районов –  Курский, Красногвардейский, исключением является пригородный район – Предгорный. Типичной становится ситуация, при которой большинство сельских поселений теряет население.

Особенности миграционных процессов в регионах Северного Кавказа проявляются в условиях различной демографической ситуации. С учетом устойчивости миграционной ситуации на Ставрополье и в Карачаево-Черкесии выделяются территории, в которых на протяжении всего исследуемого периода (1980-2002 гг.) наблюдается: а) устойчивый миграционный прирост (на всех этапах); б) доминирование периода миграционного прироста (в двух из трех этапов); в) доминирование периода миграционной убыли (в двух из трех этапов); г) устойчивая миграционная убыль (на всех этапах) (рис.).

4. Разработка на основе математической модели вариантов прогнозов изменений демографической ситуации с учетом миграции с коэффициентами, зависящими от марковских процессов,  позволяет определить демографическую и миграционную ситуации на перспективу. Результаты прогнозирования показывают, что в условиях углубления депопуляции населения и низкого миграционного прироста (убыли) в среднесрочной перспективе будет происходить значительное сокращение численности населения в равнинной части и в республиках центральной и западной частей района (Адыгее, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии). В свою очередь, в республиках восточной части Северного Кавказа (Чечне, Дагестане, Ингушетии) благоприятная демографическая ситуация обусловит дальнейший рост численности населения.

Рождаемость, смертность и миграция в каждом из субъектов России, несмотря на общие тенденции, носят случайный характер и зависят от множества причин. Их количественные характеристики меняются из года в год, но, как правило, находятся в некоторых естественных границах, которые определяются с помощью анализа тенденций за последние годы. При этом как рождаемость, так и смертность с миграцией в текущем году не зависят от их характеристик в предыдущем. Следовательно, можно считать, что эти слу чайные процессы являются марковскими. Поэтому математическая модель рассматривается нами в рамках дифференциальных или конечно-разностных уравнений с коэффициентами, зависящими от марковских процессов. Обычно численность населения определяется по уравнению Мальтуса. Выберем в качестве модели конечно-разностное уравнение Мальтуса, считая, что его коэффициенты зависят от марковских процессов, добавим в него показатель миграционного прироста, одного из важнейших компонентов численности населения. Математическая модель будет иметь вид:

 

 

 

 

 

Нами получен среднесрочный прогноз динамики численности населения региона с 2003 до 2016 года. При этом моделировались все вероятные сценарии миграционной ситуации в районе. Основой прогнозирования служит современная миграционная и демографическая ситуация в субъектах района. Были получены следующие сценарии прогноза: пессимистический, оптимистический (варианты: низкий, средний, высокий). По всем сценариям отмечается сокращение численности населения в районе в связи с тем, что миграционный прирост в нынешних масштабах неспособен компенсировать естественную убыль населения. Однако под пессимистическим сценарием подразумевается более высокий уровень спада численности населения в районе по сравнению с современной ситуацией, в свою очередь оптимистические сценарии прогноза предполагают улучшение демографической ситуации по сравнению с нынешним положением.

Пессимистический сценарий учитывает сложившуюся за последние годы тенденцию углубления депопуляции населения в равнинной зоне района и в республиках западной и центральной частей Северного Кавказа, а также установившийся здесь в последние годы миграционный прирост. По этому сценарию численность населения равнинного Предкавказья уменьшится на 1168 тыс. чел. (7-11%). Для сохранения численности населения на нынешнем уровне необходим  ежегодный миграционный прирост в количестве 17 тыс. чел. на Ставрополье и 36-40 тыс. в Ростовской области и Краснодарском крае. Спад численности населения в совокупности в республиках западной и центральной частей района составит 238 тыс. чел. (8-17%).

Оптимистический сценарий предполагает успешное проведение комплекса мероприятий по повышению уровня жизни населения района, которые должны привести к значительному снижению смертности населения и сохранению рождаемости на современном уровне. Миграционная ситуация во всех вариантов сценария остается прежней. В республиках восточной части района в условиях положительной динамики естественного прироста, компенсирующей миграционной отток, достаточно только оптимистического прогноза. Здесь предполагается значительное увеличение численности населения на 8-14% (476 тыс. чел.).

Оптимистический сценарий предусматривает 3 варианта развития демографической ситуации. По низкому варианту прогнозируется небольшое понижение смертности населения (на 20%), по среднему –   значительное снижение (на 50%), по высокому – резкое снижение (на 80-90%). При этом предполагается замедление падения численности населения в сравнении с пессимистическим сценарием в равнинной зоне и в республиках западной и  центральной частей района по первому варианту на 5,6 и 6%, второму –  на  13 и 15%, третьему –  на 29 и 57% (соответственно в равнинной зоне и в отмеченных республиках). Разница между крайними сценариями показывает особую важность проведения мер, направленных на повышение уровня жизни населения района, а также экономическое стимулирование рождаемости. Однако даже самая успешная реализация этих мероприятий, как показывают наши расчеты, не приведет к сохранению численности населения района, и прежде всего, в его равнинной зоне. Кроме реализации этих мер требуется проведение миграционной политики, направленной, на привлечение мигрантов в район.

По нашим расчетам, в сложившейся демографической ситуации в районе наиболее вероятными сценариями прогноза являются пессимистический и низкий вариант оптимистического. По этим сценариям будет происходить резкое сокращение трудоресурсного потенциала в большинстве субъектах района. Такая ситуация по мере исчерпания накопленной безработицы в регионе на среднесрочную перспективу приведет к дефициту труда, что будет способствовать снижению экономической и демографической безопасности Северного Кавказа, а также нарушению его устойчивого социально-экономического развития.

Выводы

1. Для снижения негативных последствий демографической ситуации в районе на перспективу следует уже сейчас разработать и приступить к реализации комплекса мер по оптимизации миграционной политики с учетом внутрирайонных различий в демографическом развитии регионов Северного Кавказа. В частности, в равнинной части, отличающейся активными депопуляционными процессами, приоритетным направлением в области миграционной политики должно стать создание условий, способствующих успешной адаптации мигрантов. В республиках западной и центральной частей района миграционная политика должна быть направлена на сдерживание миграционного оттока как русского, так и титульного населения. Для этого необходимы, в первую очередь, реализация мер, направленных на гармонизацию межэтнических отношений, развитие региональных рынков труда и т.д. В республиках восточной части  района в условиях дальнейшего роста общей численности населения, в том числе трудоспособного, а следовательно, обострения проблем занятости на региональных рынках труда, требуется стимулирование трудовой миграции как в соседние регионы равнинной части Северного Кавказа, так и в другие районы страны.

2. Смена факторов, влияющих на миграционные процессы, со стрессовых на экономические и сохранение роли таких региональных факторов, как геополитическое положение, напряженная ситуация в Чечне, а также неоднородность в демографическом развитии горной и равнинной зон района, указывают на необходимость учета их при разработке региональной миграционной и демографической политики. При этом главным рычагом регулирования миграционных процессов должно стать их экономическое стимулирование.

3. Северный Кавказ, оставаясь  привлекательным в миграционном отношении, характеризуется усилением внутрирегиональной дифференциацией миграционных процессов. Так, в 1980-е гг. Северный Кавказ привлекал мигрантов главным образом в городскую местность равнинной зоны района, тогда как сельская местность района, а также его горная часть испытывали отток населения. В 1990-е гг., в условиях стрессовых форм миграции, пространственно-временные особенности миграционных процессов проявились в расширении ареалов с миграционным приростом населения, как за счет сельской местности равнинной зоны, так и за счет республик, соседних с Чечней. В настоящее время, в условиях уменьшения сальдо миграции в районе и нарастания депопуляции, сокращаются ареалы с миграционным приростом, что указывает на необходимость повышения эффективности региональной миграционной политики в городах и районах Северного Кавказа, учитывающей состояние и тенденции демографической ситуации.

4. Результаты прогнозирования показали, что по всем сценариям будет происходить значительный спад численности населения в районе, но наиболее вероятными сценариями прогноза являются пессимистический и оптимистический (низкий вариант), по которым будет происходить резкое сокращение трудоресурсного потенциала в большинстве субъектов района, что может создать препятствие для устойчивого социально-демографического развития Северного Кавказа. По среднему и высокому вариантам оптимистического сценария прогнозируется значительное замедление сокращения населения. Для реализации оптимистического сценария потребуются большие материальные затраты для проведения ряда мер, направленных на повышение рождаемости и снижение смертности населения. В этой ситуации возрастает роль миграции как источника формирования трудоресурсного потенциала, и прежде всего, в равнинной части района.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях

  1. Соловьев И.А. Миграционные процессы в 1990-е годы на Северном Кавказе//Теория, практика и перспективы интеграции беженцев: Материалы первой МНПК. – Р–на–Д.,2001. – С.55–56.(В соавт. с В.С. Белозеровым.)
  2. Соловьев И.А. Проблемы адаптации вынужденных мигрантов на Северном Кавказе//Расселение, этнокультурная мозаика, геополитика и безопасность горных стран: Тезисы МК. – М. – Ставрополь, 2001. – С.260–264.
  3. Соловьев И.А. Сравнительная характеристика эмиграционных процессов Центрального и Северокавказского районов//Миграционная ситуация и миграционная политика в Центр. России: Сборник научных статей МНК. – Смоленск, 2001. – С.145–150.
  4. Соловьев И.А. Миграция и демографическая ситуация в Ставропольском крае//Материалы МК «Ломоносов–2002». – М., 2002. – С.35. (В соавт. с Г.Н. Жиренко.)
  5. Соловьев И.А. Миграционные процессы//География станицы Воровсколесской. – Ставрополь, 2002. – С.35–40.
  6. Соловьев И.А. Региональные особенности адаптации мигрантов на Ставрополье//Молодежь и наука III тысячелетия: Материалы КНПК. –Ставрополь,2003. – С.149–150.
  7. Соловьев И.А. Основные черты современных эмиграционных процессов на Северном Кавказе//Вестн. СГУ. – Вып.29. –Ставрополь,2002. –С.160–162.
  8. Соловьев И.А. Социально-экономический портрет среднестатистического мигранта//Вопросы географии и геоэкологии: Материалы 46 НМК «XXI век – век образования». – Ставрополь, 2002. – С.171.
  9.  Соловьев И.А. Региональные особенности современных демографических и миграционных процессов на Северном Кавказе//Вестн. Самарской гос. акад. – Вып.2. – Самара, 2002. – С. 125-129. (В соавт. с Г.Н. Жиренко.)
  10. Соловьев И.А. Проблемы адаптации мигрантов в сельских приграничных районах Ставропольского края//Мигр. ситуац. в России: Материалы Второй ММК. – М., 2002. – С.87–92.
  11. Соловьев И.А. Проблемы адаптации вынужденных переселенцев из Чечни на Ставрополье//Миграция населения и перспективы демографического развития России: Доклады и тезисы МНПК. – М., 2003. – С.171–172.
  12. Соловьев И.А. Проблемы социально-экономической адаптации мигрантов в городах Ставропольского края//Регион – 2003: Материалы МНПК. – Харьков, 2003. – С.85–86.
  13. Соловьев И.А. Моделирование миграционной ситуации на Северном Кавказе//Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе: Тезисы МНК. М. – Ставрополь, 2003. – С.80–85.(В соавт. с В.И. Гореловым.)
  14. Соловьев И.А. Региональные черты современных миграционных процессов на Северном Кавказе//Миграционная ситуация и миграционная политика в современном мире: Материалы МШС.–Смоленск,2003. –С.194–202.
  15. Соловьев И.А. Особенности современной миграции населения между селом и городом на Северном Кавказе//Урбанизация в условиях трансформации социально-экон. структуры общества: Материалы НПК. – Смоленск,2003. –С.189–192.
  16. Соловьев И.А. Миграционные процессы в сельских районах Ставропольского края//Соврем. проблемы миграции в России: Материалы ОНК.–М.,2003. –С.145–147.
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
и
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz