Вторник, 25.07.2017, 15:34
Приветствую Вас Гость | RSS

САЙТ О СТАНИЦЕ ВОРОВСКОЛЕССКОЙ

Меню сайта
Форма входа

Миграционный и демографический портрет Андроповского района

Соловьев И.А., Жиренко Г.Н. МИГРАЦИОННЫЙ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ АНДРОПОВСКОГО РАЙОНА //Вестник Северо-Кавказского федерального университета. 2009. № 3. С. 44-50.

(при использовании материалов ссылка на авторство обязательна)

В последние годы сельская местность Ставрополья испытывает  устойчивую миграционную и естественную убыль населения, что крайне неблагоприятно сказывается на формировании человеческого потенциала территории. Вместе с тем на уровне отельных поселений отмечается рельефная поляризация данных процессов. Исключительную роль, обуславливающую географические особенности миграционных и демографических процессов играет этническая структура населения. В этом отношении определенный интерес представляет Андроповский район, доля русских в котором ниже, чем в среднем по краю. Кроме того представители отдельных этносов (греки, даргинцы, чеченцы, армяне и др.) компактно проживают в «своих» населенных пунктах, что ещё больше усиливает полиэтничность отдельных поселений. Актуальность исследования определяет главную её цель в выявлении региональных особенностей миграционных и демографических процессов на уровне отдельных поселений Андроповского района. 

Демографическая ситуация в районе в основных чертах повторяя общекраевые тенденции  динамики численности  сельского населения, имеет свою специфику.  В целом численность населения района за последние два десятилетия выросла на 6,6%, что несколько выше, чем в среднем  по сельской местности Ставропольского края (4,4%).

В первой половине 1990-х гг. увеличение населения обеспечивалось главным образом  за счет возросших  миграционных процессов на фоне сохранения слабо положительного естественного прироста.  С 1995 г. обозначился процесс депопуляции и началась естественная убыль населения. Однако высокий  миграционный прирост не только компенсировал  естественную убыль, но и поддерживал рост численности населения. В новом тысячелетии миграции приостановились и депопуляционные процессы став явными, привели к некоторому сокращению населения.  

Крупные села, расположенные на железной дороге, росли быстрее. Особенно заметен рост районного центра с. Курсавки, занимающего  наиболее выгодное  центральное и транспортно-географическое положение, способствующее привлечению мигрантов и быстрому социально-экономическому развитию (таблица 1). В настоящее время – это одно из самых больших сельских поселений в крае, претендующее осуществить свое несбывшееся пока историческое  предназначение и стать городом. Одновременно многие другие поселения, находящихся в стороне от железной дороги, теряли свое население за счет его миграций  в города (например,  станица Воровсколесская и села Крымгиреевское, Султан и Янкуль) (таблица 1). 

Таблица 1 - Численность населения крупных сельских населенных пунктов Андроповского района, 1989-2006 гг., чел. [1-3]

Поселения

1989

1999

2006

Курсавка

9429

10967

10996

Воровсколесская

2450

2740

2681

Солуно-Дмитриевское

2506

3121

3071

Крымгиреевское

1993

2130

1981

Султан

1713

1658

1586

Янкуль

1737

1852

1609

Казинка

1350

1420

1405

Куршава

1479

1757

1626

Водораздел

1503

1668

1410

Суркуль

713

1085

1147

Красноярское

850

1105

1076

Новый Янкуль

1235

1350

1322

Демографическому потенциалу района угрожает депопуляция населения. Этот процесс обусловлен в условиях действия стрессовых факторов системного кризиса в стране с одновременным спадом рождаемости и ростом смертности населения.

Только за первую половину 1990-х гг. коэффициенты рождаемости сократились в Андроповском районе на  34% , а во  второй половине 1990-х гг.  – соответственно на 20%.  Правда в последние годы наметилась положительная тенденция в показателях рождаемости за счет вступления в фертильный возраст многочисленного поколения рожденного в 1980-е гг. и реализацией национального проекта в области демографии [4]. Это определило рост рождаемости в районе с 2000 г. по 2007 г. на 17,9%.

По прогнозам многих ведущих демографов России благотворное влияние демографической волны не будет долговременным, и отмеченный рост рождаемости прекратится к концу нынешнего десятилетия.  В конце первого десятилетия нового тысячелетия на смену многочисленному поколению рожденных в 1980-е гг. придет малочисленное поколение 1990-х гг., что может привести к спаду рождаемости. Негативное влияние на динамику рождаемости в перспективе может оказывать отток молодежи в город. Таким образом, проводимая демографическая политика, только смягчит демографический кризис в районе, но не преодолеет его полностью. Нужны более эффективные меры, направленные локально и учитывающие местную специфику. Задачи удержания местной молодежи в районе и привлечения молодых кадров  становятся для районных властей предметом пристального внимания и  первоочередного решения.

Стрессовые обстоятельства, системный кризис в условиях старения населения являются основными причинами роста смертности населения, которая выросла в районе на 23%. Однако, в середине первого десятилетия нового века  обозначился позитивный сдвиг снижения смертности.

Среди основных причин смертности доминируют болезни системы кровообращения на их долю в 2007 г. пришлось 55,1% от всего числа умерших. Второе  место занимают болезни новообразований (10,2%). Третьим по значимости фактором смертности являются внешние причины (транспортные травмы, случайные отравления, случайные утопления, самоубийства, убийства), на их долю приходится 8,9% всех смертей в районе. Однако если по двум первым  классам причин в последние годы  отмечается положительная динамика снижения, то по последнему классу  смертность нарастает. О повешенном уровне неестественных причин смертности свидетельствует высокая доля умершего населения в детском и трудоспособном возрасте (24 - 26% от общего числа смертей). 

Острота проблемы плохого состояния здоровья подтверждаются данными экспертного и массового социологического опроса (проведен летом 2008 г.). Более четверти респондентов оценили своё собственное здоровье, как скорее плохое, чем хорошее и почти 80% указали на общее ухудшение здоровья населения в районе.  Шокирует то, что почти 100% уверенность населения о повсеместном  нарастании в районе алкоголизма и табакокурения.  Более половины опрошенных указывает на распространение наркомании.

В результате указанных процессов район попадает в группу территорий с отрицательным естественным приростом. За 1990-е гг. депопуляция выросла в районе на 92%. Впоследствии  намечается тенденция сокращения  естественной убыли, что, однако не позволяет вернуться к хотя бы простому воспроизводству населения.

 

Таблица 2 - Рождаемость населения по администрациям Андроповского района, 2006-2007 гг. (‰)

Администрации

2006

2007

Курсавская

8,1

10,9

Воровсколесская

9,1

8,5

Водораздельная

7,3

9,37

Казинская

12,5

11,49

Куршавская

10,78

6,24

Крымгиреевская

9,08

12,6

Султанская

10,7

11,3

Ново-Янкульская

9,59

15,34

Янкульская

8,05

10,98

Солуно-Дмитриевская

9,87

7,8

Красноярская

6,41

17,5

Отмечается достаточно отчетливая  внутрирайонная неравномерность всех демографических показателей. Более высоки коэффициенты рождаемости в полиэтничных Красноярской и Ново-Янкульской администрациях и понижены в Воровсколесской, Янкульской, Солуно-Дмитриевская и других с преобладанием русских (таблица 2).

Одновременно для русских поселений отмечались сверхвысокие показатели смертности. Например, в станице Воровсколесской, в 2005 г. смертность на 25,2% была выше, чем в среднем по району. В тот год смертность в станице превысила рождаемость в 2,4 раза (!). Соответственно ниже смертность в полиэтничных администрациях (таблица 3).

В итоге внутрирайонные диспропорции в  величине естественного прироста достигают колоссальных размеров от крайне высоких показателей  естественной убыли в моноэтничных Воровсколесской и Солуно-Дмитриевкой администрациях до достаточно высоких показателей естественного прироста  в полиэтничных  Ново-Янкульской и Красноярской администрациях (таблица 4).

Таблица 3 - Смертность населения по администрациям Андроповского района, 2006-2007 гг. (‰)

Администрации

2006

2007

Курсавская

11,28

13,09

Воровсколесская

19,77

18,27

Водораздельная

10,42

12,15

Казинская

16,72

12,5

Куршавская

13,05

10,78

Крымгиреевская

18,17

12,1

Султанская

15,13

10,08

Ново-Янкульская

9,1

9,6

Янкульская

16,1

10,25

Солуно-Дмитриевская

14,06

14,66

Красноярская

11,66

13,4

Современные демографические процессы  усиливают деформацию поло-возрастной структуры населения и способствуют его старению. За последние пятнадцать лет доля детей сократилась  в районе на 29%,  а удельный вес пожилых вырос на   3%.

Таблица 4 - Естественный прирост населения по  администрациям Андроповского района, 2006-2007 гг. (‰)

Поселения

2006

2007

Курсавская

-3,13

-1,23

Воровсколесская

-9,3

-10

Водораздельная

-3,1

-2,77

Казинская

-4,17

-1

Куршавская

-2,27

-4,54

Крымгиреевская

-9,1

0,5

Султанская

-4,4

1,26

Ново-Янкульская

0,47

5,75

Янкульская

-8,05

0,73

Солуно-Дмитриевская

-4,19

-6,88

Красноярская

-5,2

4,08

Из рекомендаций для улучшения демографической ситуации в районе большинство опрошенных экспертов предложили повысить уровень жизни населения, снизить безработицу, сделать доступную населению ипотеку, существенно повысить детские пособия. При этом главы сельских администраций указывают на то, что для реализации вышеназванных мер у них нет материальных средств.

    Демографическая ситуация в районе  на протяжении всей истории его развития  складывалась под влиянием миграционных процессов. С 19 века сохранились  села, основанные греческими (с. Дубовая Балка) и эстонскими  (с. Подгорное) переселенцами, хотя основную массу мигрантов того периода составляли  малороссы.  Плановые переселения по «призыву» [5] цалкинских греков в результате строительства на территории их селений Храмских ГЭС в предвоенные годы [6], привели к формированию крупной греческой общины в с. Красноярском.

В послевоенные годы советского периода в условиях массовых миграций  молодежи в города и кадрового  дефицита  в животноводческих отраслях, начался  приток этнических мигрантов из республик Северного Кавказа.  В 1970-е гг. на смену русским животноводам пришли карачаевцы, даргинцы и чеченцы [7].

 Особо интенсивно пополняли миграционные потоки население района  в первой половине 1990-х гг., когда миграционный прирост в среднем составлял 16,5‰ в год, что превышало средние показатели по сельской местности Ставропольского края. Въездной поток формировался в  местах с нестабильной политической ситуацией  и состоял из стрессовых или вынужденных мигрантов. Переселенцы прибывали из Чечни, Казахстана, стран Средней Азии и Закавказских государств, особенно из районов  Нагорного Карабаха, Абхазии, Южной Осетии. Качественный состав мигрантов был достаточно высок. Экономически активное, высокообразованное, преимущественное городское население,  существенно повысило трудоресрсный и демографический потенциал района. Во многом благодаря мигрантам в районе была частично решена проблема нехватки высококвалифицированных кадров в сфере образования, медицины, культуры и др.

Во второй половине 1990-х и начале 2000-х гг., миграционный потенциал начал иссякать. Стрессовые факторы, сохраняя свое значение для Чечни, уступили  приоритетные позиции экономике. В этих условиях миграционная привлекательность района резко снизилась, а вместе  с ней уменьшился    миграционный прирост. За 1996-2002 гг. коэффициент миграционного прироста сократился в 8,2 раза, что было в 3 раза ниже, чем в целом по краю.

В последние годы миграционный баланс становится отрицательным. Расходная часть, связанная с оттоком населения,  преимущественно молодого и активного, из села в город, превысила приходную, в которой преобладают мигранты с низким уровнем образования  из сельских районов северокавказских республик. Происходящая смена  понижает качественный состав населения Андроповского района, усиливая признаки скрытой и структурной безработицы. Миграционный отток населения почти на 80% состоит из трудоспособных граждан.  Миграции из села в город не выходят, как правило, за пределы региона. Основными центрами притяжения  выступают Ставрополь и города КМВ.  Таким образом, формирующаяся миграционная непривлекательность  Андроповского района обусловлена, главным образом  низкими темпами социально-экономического развития.   Этот вывод  подтверждается данными социологических опросов. Возможный переезд на новое место жительство планируют не более 30% населения, причем большая часть (около 24%)  окончательного решения не приняли. Среди основных причин, определяющих желание респондентов сменить место жительство, преобладают экономические (36%) и семейные (38%), которые также имеют экономическую подоплеку. В то же время, подавляющее большинство из тех,  кто как бы доволен  условиями жизни и не собирается уезжать, хотят, что бы их дети жили в городе, поскольку в городах гораздо выше уровень жизни и больше возможностей для самореализации.  Только 22%  из числа опрошенных  считают, что их детям лучше жить в селе.

В целом заметно сократилось число поселений с миграционным приростом. В 2006 г. положительное сальдо миграции сохранялось только в 6 из 29 поселений района, ещё 6 населенных пунктов имело  нулевые показатели. Наибольший миграционный прирост отмечается  в Казинке (5,7‰), Янкуле (5,7‰), Крымгиреевке (4,3‰), что связано с возобновлением даргинских и чеченских миграций.  В структуре миграционной убыли населения доминируют русские и армяне.

Таким  образом, консервация депрессивных процессов в экономике района  в сочетании с преобладанием  неявно выраженных,  «ментальных» миграционных настроений формируют базу будущего усиленного оттока населения и снижения демографического потенциала.  Основным источником прибытия мигрантов  становятся республики Северного Кавказа, сохраняющие пока трудоизбыточный резерв.  Сложившиеся  в настоящее время в районе этнические сообщества выступают в качестве центров притяжения соотечественников. Об этом свидетельствуют периодически возрастающие показатели миграционного прироста  в полиэтничных районных администрациях. Одновременно происходит поляризация этномиграционных процессов. Потеря населения в моноэтниченых,  с преобладанием русских (как например в ст. Воровсколесской), территориях  сопровождается  ростом  населения в местах с превалированием  титульных северокавказских народов.  Это, как ни странно, способствует размыванию полиэтничности и формированию  моноэтничных  селений, в которых    доминирует уже только один из титульных народов (так, например, на хуторе Киан-Подгорном преобладают чеченцы, а в хуторах Верхний Янкуль, Овражный, Нижний Янкуль  – даргинцы).   Такая направленность миграционных процессов содержит в себе потенциальную опасность  дестабилизации  геополитической обстановки и потери  контроля над социально-экономической ситуацией.

Сохранение современных тенденций  в воспроизводственных процессах будет способствовать смене этнического состава населения района  в направлении дерусификации и роста полиэтничности территории.

Подведем итог, сильными сторонами демографического и трудоресурсного потенциала муниципалитета является тенденция увеличение рождаемости, снижение смертности и естественной убыли населения, обеспеченность трудовыми ресурсами, снижение безработицы. Немаловажную роль для улучшения демографической ситуации играет фактор полиэтничности населения, а также концентрации представителей различных народов в узком кругу «избранных» поселений. Негативное влияние на демографическую ситуацию в районе оказывает отрицательное сальдо  миграции, старение и сокращение численности населения. Полиэтничность района определяет резкую контрастность демографического потенциала отдельных его поселений, приводя к усилению человеческих ресурсов в полиэтничных администрациях либо к их исчерпанию в моноэтничных.

Литература

  1. Белозеров В.С., Белозерова Л.П., Турун П.П. Эволюция расселения на Ставрополье и КЧР. - Ставрополь, 1993.
  2. Крапивко Д.А. География Андроповского района. – М., 2001. – С. 95.
  3. Сайт Андроповской межпоселенческой центральной  районной библиотеки - http://www.andropov-cbs.ru
  4. Доклад о состоянии и тенденциях демографической ситуации в Ставропольском крае. – Ставрополь, 2008. - С. 7.
  5. Полян П.М. Не по своей воле... История и география принудительных миграций в СССР. – М., 2001.
  6. Афанасов М.А., Байрак М.И. Известные греки Ставрополья. – Р/Д. – 2006. – С. 324.
  7. Белозеров В.С. Этническая карта Северного Кавказа. – М., 2005.
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
и
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz